14.02.2022 //// Начали первый сюжетный квест. Вперёд, на поиски пропажи!

10.01.2022 //// Добавили игровые квесты для разных Домов Покрова. Будет интересно!

26.12.2021 //// С днём рождения! После усердно проделанной работы, мы, наконец-то, открываем двери во все игровые разделы, а также с радостью ждём новых игроков.
@Keith Brant Так и почему же, спрашивается, вместо запланированной вылазки в город два таких красивых молодых человека вынуждены тащиться к какому-то профессору?

Жизнь Леты

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Жизнь Леты » Фарнам Холл » [21.06.14] I know a crowd who only live after midnight


[21.06.14] I know a crowd who only live after midnight

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[html]
<style type="text/css">#template-container {width:500px;border:1px solid #000;padding-left:10px;padding-right:10px;padding-top:20px;padding-bottom:35px;margin:auto;}
.template-title {font-family:old standard tt;font-size:15px;font-style:italic;text-transform:lowercase;text-align:center;color:#000;border-bottom:1px solid #000;width:200px;height:35px;background-color:#fff;padding:20px;margin-bottom:15px;margin-top:-40px;margin-left:130px;}
.template-upper {background-color:#000;height:200px;margin-top:-10px; background-image: url(https://thumbs.gfycat.com/LeafyUndersta … ricted.gif)}
.template-content {width:400px;;background-color:#fff;margin:auto;border:1px solid #000;padding:20px;font-family:old standard tt;font-size:12px;text-transform:none;line-height:100%;text-align:justify;border-bottom:3px double #000;border-top:3px double #000;}
.template-indent {width:350px;margin:auto;border-left:7px solid #D0D0D0;padding:10px;text-align:justify;margin-bottom:10px;}</style>

<div id="template-container">
<div class="template-upper"></div>
<div class="template-title"><a href= "https://www.youtube.com/watch?v=a7SliN-82P0" class="link">I know a crowd who only live after midnight</a></div>
<div class="template-content">

<div class="template-indent">
Sunny O`Hannigan,
Zayden Atteberry</div>

🗸если она опять скажет, что я поправилась, я закричу.
<br>
🗸кто ты и откуда у тебя мой номер?
</div>
</div>[/html]

+1

2

Cat Power – Sea of Love

[indent] – Санни, дорогая, я купила твои любимые низкокалорийные йогурты!

[indent] Откуда бы матери знать, что она до дрожи не любит этот вкус ничего и козы? Стэйси никогда не волновали пищевые предпочтения дочери.

[indent] – Спасибо, обожаю их! – приходится врать и как в рекламе облизывать ложечку, симулируя райское наслаждение. Зачем? Чтобы эта страшная женщина, похожая на смесь хохлатой мексиканской собачки и куклы Барби, думала что всё хорошо. Что дочь её простила и вовсе не думает о том, как разрушить привычный ей мир.

[indent] Санни ненавидит летние каникулы всеми фибрами души. На Рождество можно смотаться к отцу и отлично зависнуть с его новой женой. Карла восхитительная, к тому же, они почти ровесницы. Она не ебёт мозг и не страдает фэтфобией. Она говорит по-английски с забавным итальянским акцентом, делает отличные смузи, а ещё у них один размер ноги.

[indent] Но мамин дом на Лазурном берегу – это мрак. Нет, конечно, могло быть хуже. Санни знает, что она сильно отличается от большинства своих знакомых, что она живёт в роскоши и всё такое, но дело не в этом. Дело в том, что с матерью очень тяжело. Она продолжает искать в ней недостатки, а мисс О`Ханниган уже не чувствует себя должной терпеть придирки.

[indent] Сегодня здесь вечеринка – дом битком набит людьми, словно пришедших со съёмок фильма «Великий Гэтсби». Кругом блёстки, кипы перьев и лёгкий запах кальяна. Скоро и самой Санни придётся встать на каблуки, влезть в золотое платье и изображать из себя светскую львицу. Скорее, правда, ручную обезьянку. Выставочный образец. Смотрите, дочь Стэйси стала такой хорошенькой! Санни, вы просто прелесть!

[indent] Тошнит от них, если честно. Молодые голливудские звёздочки, которые на лето выезжают либо на съёмки, либо на тусовки, кажутся ей безудержно скучными. На уме только роли, диеты и с каким продюсером переспать, чтобы взяли в проект. И, разумеется, две трети из них помнят её хорошеньким молочным поросёнком. Кстати, есть такая фотография. У Санни фетровые ушки и яблоко в зубах. Стэйси казалось, что это ужасно смешно.

[indent] – Ричард, я так рада тебя видеть! – Санни притворно улыбается и кидается в объятия очередного псевдодруга детства. Ричард Харрисон Третий, потомственный актёр и потомственный же кретин хлопает её по плечам. Руки у него похожи на холодных рыб, которые кто-то сунул в рукава модного фрака.

[indent] – Ты так похорошела! – она продолжает улыбаться, но теперь больше размышляет о том, как бы испортить карьеру и этому человеку тоже. Некоторую молодёжь уже не спасти, как это ни печально.

[indent] Кутёж в доме набирает обороты. Кто-то уже набивает трубку травкой, кто-то танцует на столе, а Санни уходит в Убежище. Небольшая беседка на мысу, увитая диким виноградом, оттуда слышно море и видно звёзды. Никто ведь и не заметит, да? Это в Йеле она главная тусовщица, а здесь это не её вечеринка. Нет нужды пока что затевать войну с матерью, ещё не время, к тому же…

[indent] Нет никаких проблем с тем, чтобы написать Тине. Или Дженни. Или даже Брайану, пусть он будет и не в восторге, но есть один человек, которому Санни не то что боится – немного стесняется писать. В контакт-листе он обозначен двумя заглавными A и черепком-эмодзи. История сообщений пуста, если не считать одну строчку адреса. Но сегодня был отвратительный день и омерзительный вечер, так что… почему нет? Если ей нельзя пирожные, то поболтать с Эйданом-то можно, от этого задница не вырастет.

[indent] Санни с ногами забирается на каменную скамейку, подтянув повыше подол платья и достаёт из сумочки-ракушки смартфон. Вздыхает. Смотрит на море – на противоположном берегу сияет маяк и целая россыпь огней богатой ривьеры. Море волнуется, играет с бликами, шумит и набегает на берег. Санни кусает губы и бездумно смотрит на поле ввода. Написать просто «привет» – это слишком банально, учитывая, что она могла бы и раньше.

[indent] О`Ханниган не думает, что мальчики что-то там должны делать первыми, она вообще о таком не задумывается, просто… ну вдруг ему и не надо? Хотя в тот раз было славно. Она искренне радовалась, что бывает с ней не так часто.

[indent] Идея рождается сама собой – в пустующий чат улетает картинка со случайно снятым граффити из города. Ничего экстраординарного, близко не Бэнкси, но просто красивый уроборос на белой кирпичной стене.

Подумала, что тебе понравится.

[indent] Санни морщится. Вряд ли он сохранил её номер.

Санни.

[indent] Вот дура, а вдруг да?

[indent] Санни запрокидывает голову назад и смотрит, хихикая как дурочка, в свод беседки. Какой смысл корчить из себя крутышку-нереалку, если не можешь написать сообщение парню, который тебе нравится? Правильно говорят, что все женщины глупеют, когда им улыбается красивый мальчик.

+1

3

[indent] В аэропорту суетно и шумно. Люди всё снуют туда-сюда, таская за собой чемоданы абсолютно разных расцветок и размеров. У кого-то в руках маленькая сумочка, у кого-то набитый до отказа походный рюкзак. Все путешествуют по-разному. И всем куда-то срочно надо. Глазам Эйдана от этой кутерьмы немного нехорошо. Невольно начинает кружиться голова и создается впечатление, что здание качается из стороны в сторону. Или это уже его штормит?

[indent] Отцы улетают сегодня. У них отпуск и, чёрт знает, что ещё на уме. Но Италия, как говорится, не ждёт. Бонасера, пер фаворе, грацие милле и всё такое. Сам Эйдан никуда не летит. Не потому что он никому не нужен и никто его не берёт с собой. А потому что невесть каким чудом отбился от их: “Зэй, радость моя, там всё будет ф-а-н-т-а-с-т-и-к-о”. Радости уже, слава богу, 22, и он может сам решать, что для него “фантастико” и что ему делать. Стив, конечно, обижается. Злится на него 2 дня, а потом его отпускает. Не без помощи Майкла, естественно.

[indent] Эйдан по-настоящему, искренне обожает своих отцов. Найдётся ли в мире кто-то лучше, добрее и внимательнее их? Для него — вряд ли. Они замечательные люди и прекрасные родители. Эйдан им благодарен. За всё. Естественно, он не говорит об этом открыто, не кричит на каждом шагу. Но взаимоотношения у них настолько доверительные и тёплые, что иногда ему кажется, что они были рядом с ним абсолютно всегда. А никаких Финчей и вовсе не существовало.

[indent] — Пап, пусти, а то задавишь, — если Майкл не разожмет свои крепкие объятия сию же минуту, то Эйдан имеет все шансы задохнуться через 3… 2… — Спасибо.

[indent] Хорошо, что они решили лететь из аэропорта Нью-Йорка. Иначе бы ему пришлось тащиться сюда одному через всю страну прямиком из знойной Калифорнии — Стив бы такого непотребства не допустил. Санта-Моника летом, конечно, прекрасна, но Лос-Анджелес — это что-то на богатом и знаменитом. Что-то на старушечьем. Как и вся архитектура LA. Она ему не нравилась никогда. И сидеть там одному довольно скучно. А здесь, среди стекла и кирпича, пыли и грязи, утренней суеты и запаха кофе, он чувствует себя как-то свободнее. Возможно, потому что тут его родина. Ну, или потому что отцы купили квартиру буквально под самым небом в быстро строящемся и разрастающемся Хадсон-Ярдсе, под предлогом того, что Стив через два месяца открывает в Нью-Йорке несколько своих фирменных магазинов, и организовали там для Эйдана рабочую студию. Он вцепился в эту идею руками и ногами. Пока не наиграется.

[indent] Возможно, Эйдан влюбился в квартиру с первого взгляда. В просторные комнаты, в эти огромные окна в пол, в потрясающий вид, открывающийся из них. Банальщина, конечно. Ни стиля, ни фасона. Но его голова и без того перегружена всякой ерундой о высоком искусстве. Йелю отдельное спасибо. Впрочем, Эйдан планирует отдохнуть на каникулах как следует. Никаких “Книг и Змеев”, некромантии, загробного творчества и иже с ним.

[indent] Ха! Эйдан ведь дурачок, он может только предполагать. Он даже не замечает, как после чашки горячего чая в его руках оказывается грифель, а на плотной бумаге, закрепленной в мольберте, — новый черно-белый рисунок. На этот раз хотя бы не так мрачно, как обычно бывает. Наверное, чего-то такого ждут от него в университете. Что он станет мягче, понятнее и красочнее. Приземлённее что ли. Но это всё не про него.

[indent] Из мира собственных рассуждений Эйдана выдергивает тихий звук телефона. Это не звонок. Сообщение? Он торопливо водит глазами по комнате, пытаясь найти взглядом часы на стене и понять, сколько сейчас вообще времени и сколько времени он провёл в состоянии полного забытья, пока руки его были заняты делом.

[indent] Ого! А день-то — всё. Пролетел незаметно. Ему кажется, что всего полчаса назад он приехал к дому на такси и впереди ещё целая вечность. Но это лишь кажется. Кругом обман! На самом деле, нет у него вечности. И никогда не было. И мобильного нет. А, собственно, где он?

[indent] Смартфон, словно бы в ответ его лихорадочным мыслям, спустя короткую паузу снова вибрирует на стеклянной поверхности и затихает. Эйдан прислушивается к направлению звука, спешно вытирает о клочок тряпки перепачканные серым пальцы с ладонями и, преодолевая расстояние быстрыми шагами, подхватывает телефон со столика.

[indent] Честно говоря, он себе совсем не представлял, что в этом пустующем чате появятся ещё строки кроме одной — его собственной. Но они появились. И даже картинка. Эйдан жмёт на неё, увеличивает и задумчиво рассматривает под разными углами. Хотя рассматривать там особо нечего. Но ему интересна техника, даже если арт сам довольно простой и выполненный наспех. Но давайте говорить правду, стрит-арт, а тем более, граффити — это про скорость. Потому что ты или рисуешь быстро, или платишь много. Во времена детства Эйдана за такое и на бутылку могли посадить.

Интересный троу-ап

[indent] Он усмехается, ерошит волосы, проходя мимо зеркала. Чёрт, ну и кто у нас забыл тут переодеться?! Белой футболке может прийти конец, если он случайно заденет её своей рукой. Графит с ткани не отмывается от слова “совсем”. Ни растворителями, ни водой, ни бензином он не удаляется. Тереть бесконечно нет смысла. Тонкие нити такого не выдержат.

Похож на символ на стене вашей гробницы

[indent] Эйдан не знает, зачем он сейчас это пишет. Но ведь… уроборос — это тоже кольцо. Манускрипту подходит. Видимо, у их Домов больше общего, чем казалось ранее.

Привет

Как каникулы?

[indent] Ткнув пальцем на значок отправки сообщения, он нажимает на кнопку блокировки экрана, оставляет смартфон в комнате, оборудованной под студию, и идёт в ванную избавляться от графита на ладонях. Рисование — это, конечно же, хорошо. Искусство — это прекрасно. А ещё и грязно. Причём, во многих смыслах.

[indent] Судя по приписке, Санни не очень-то уверена, что у него сохранился её контакт в телефоне. Что ж, Эйдан когда-то и сам не надеялся, что она ему напишет. Или, что они всё-таки сходят на те соревнования вместе. Она посмотреть, он поучаствовать. Но всё сложилось. И номер у Эйдана остался. Однако что с ним дальше делать не совсем было понятно. Не так уж просто поддерживать только-только завязавшееся общение, когда между вами километры. Ещё сложнее разобраться в чужих намерениях. Всё, что было до этого — банальная вежливость или же какой-то интерес?

+1

4

Lana Del Rey – High By The Beach

[indent] «Я торчу у Стэйси, так что…»

[indent] А, он ни о чём этом не знает. И знать не должен. Зачем ему забивать голову проблемами солнечной девочки? Они и без того познакомились при странных обстоятельствах, незачем сразу вываливать на людей свои драмы. Эйдан должен думать, что она нормальная. Что у неё всё в порядке с головой, что она не носит с собой свою маниакальную идею о разрушении главной мировой киностройки.

[indent] Так, стоп.

[indent] Вдохнули, выдохнули. Санни, если ты решила, что человек тебе нравится, его не нужно обманывать. Ну хотя бы иногда будь искренней. Он и так каким-то чудом не считает тебя глянцевой дурёхой, не порть впечатление.

[indent] Санни сбрасывает с ног туфли, укладывается на прохладную скамейку и задумчиво смотрит в экран. Это всё так непросто, поддерживать коммуникацию с людьми о которых ты практически ничего не знаешь. То, что они провели вместе очень милый день со стрит-артом, хотдогами и хохотом над измазанной краской футболкой, ещё ни о чём не говорит. Сложно, очень сложно, если бы мы понимали как это работает, но мы не понимаем, как это работает.

Могло быть лучше.
Я у мамы во Франции. Она на диете перед съёмками, поэтому в доме только оливки и сельдерей 🤕

[indent] Наверное, можно было бы придумать что-то получше. Что, например, Пом-пом, милейший французский бульдог Стэйси, в первый же день погрыз её любимые босоножки. Или что мать, вооружившись портновским метром, сразу по приезду обмерила дочь, недовольно цокая языком. Интересно, она успокоится только если Санни доведёт себя до анорексии? Навряд ли.

А как твои?

[indent] Санни очень внимательно относится к людям. И к себе тоже. Она жадно собирает хорошие воспоминания, оберегает их, постоянно к ним возвращается. Иначе как ещё можно пережить всё то, что с ней происходит? Прошло не так много времени, поэтому ей легко вызвать в памяти ощущения от того дня – хорошая погода, много незнакомых людей, которым до неё нет дела. Пятно краски на белой футболке, слишком острая еда. Много смеха. Удивление.

[indent] Чужие таланты её поражают. У неё самой ничего такого нет, весь её потенциал выразился в умении управлять людьми, но так и не выплеснулся в творчество. Она может играть лирических героинь и драматично тонуть в бассейне, но звездой театральных подмостков ей не стать, следа в истории не оставить. Эйдан – другое дело. У него есть дар, странный, не такой, как у всех, но от этого только более уникальный. Санни была действительно удивлена – как он вообще может вот так, баллончиком, кистями, словно это что-то само собой разумеющееся. Поставь мисс О`Ханниган перед мольбертом, она на нём посчитает вероятность провала своего творческого порыва.

Зато тут красиво.

[indent] И пять самых красивых фотографий – скалистый берег, голубая водичка, очаровательный бульдог, какое-то древнее шато, вылезающее на небосвод солнце в облачках. Ничего сверх-оригинального, но Санни никогда не считала простые радости чем-то, не достойным восхищения. Вкусные ягодки? Классно! Милая собачка? Дайте потрогать! Ноги тонут в мягком прибрежном песочке? Так мы за этим сюда и ехали! А вот к тем, кто оттопыривает мизинчик и с постным выражением лица зовёт людей, любящих вкусно кушать, хорошо спать и удобную одежду, обывателями, Санни относится настороженно. Сначала не хочешь смотреть на милых пёсиков, а потом что? Потом вам подавай томатное пиво и интеллектуальное кино, которое ничем не отличается от кино обычного, только основная метафора завёрнута не в комичные нелепости, а в кровь, кишки и социальную драму?

[indent] Всё хорошо в меру. Хотя где Санни О`Ханниган и где понятие меры? Ладно, меньше философии. Девушка выпрямляется, сладко потягивается и глубоко вдыхает пахнущий розмарином, хвоей и морем вечерний воздух. Скоро нужно будет вернуться в дом, снова натянуто смеяться и танцевать устаревшие танцы с мамочкиными бывшими, будущими и настоящими. Чем больше людей будут думать, что Санни – хорошенькая кукла с блёстками вместо мозгов, тем лучше для её будущих побед. Но посидеть с телефоном ещё пять минуточек – это ведь ничего, да?

[indent] А ещё мы никому не скажем про ту фотографию, да, Санни?

+1

5

[indent] Ладно, руки у него ещё ничего. А вот лицо… Господи, Эйдан, тебя мама не учила умываться? Хотя, подождите. Маме Тайлера было на него насрать. Она могла только закатывать истерики из-за того, что он испачкался сам и испачкал вещи, что он ограниченный и не способен запомнить элементарное, что он не готов к школе, как все остальные дети, в прописанном законом возрасте. Почему ты такой ненормальный? Почему ты рисуешь это? Что с тобой не так? И ещё миллион вопросов, на которые маленький Тайлер не знал ответа. У Эйдана матери не было никогда. О чём он, в общем-то, не жалеет. Чем такие матери, лучше уж никого.

[indent] Каким образом он успел настолько измазаться, остается для него загадкой. Видимо, машинально пытался убрать с лица пряди волос, которые ему мешали. Потому что ничего из этого не отпечаталось в его памяти. Эйдан уже смирился с подобными пробелами и даже перестал обращать на них внимание. Для него свойственно забываться в минуты сильного увлечения чем-то. Так что не страшно. Избавиться от своего “боевого раскраса” не так уж сложно.

[indent] Эйдан старательно отчищает руки и умывается, чтобы не осталось даже намёка на грифель там, где ему быть не положено, после чего аккуратно стягивает с себя футболку от греха подальше. Ничего особенного в ней нет, но он привык относиться к вещам бережно, несмотря на их стоимость. Конечно, Эйдана нельзя назвать человеком слишком дотошным или педантичным, и всё же детство научило его дорожить тем, что есть.

[indent] Он довольно быстро возвращается обратно к лежащему на столике телефону, по пути забрасывая злосчастную футболку к себе в комнату, прямиком на кровать. Взять и спокойно переодеться как человек? Не, это зачем? Это не по-нашему. Ведь так некрасиво заставлять кого-то ждать. Некрасиво отбирать у кого-то его свободное время, пока ты решаешь какие-то ерундовые абсолютно проблемы, которые не заслуживают столь пристального внимания. Тем более, когда тебе самому хочется побыстрее увидеть ответ.

Sunny написал(а):

А как твои?

Отцы улетели на отпуск в Монделло, оставив меня в квартире наедине с полным холодильником еды. И при желании всегда можно заказать пиццу.

[indent] Возможно, ему всё же стоило заменить “отцов” просто на “родителей”, но, скажем прямо, Эйдану абсолютно параллельно на то, что где-то от этого порвётся чей-то шаблон. Ему не нужны рядом те, кто не способен воспринимать его самого и его семью такими, какие они есть. Он задумывается и через секунду добавляет:

Приезжай, поедим 😊

[indent] Конечно, это безобидная шутка. И он не знает, насколько она уместна. Вдруг Санни поймёт всё как-то не так и расценит её как очередной тупой подкат со стороны очередного тупого ухажёра. Эйдану не хотелось бы нелепой случайной пошлостью или неуместной фразой испортить впечатление о себе и разрушить только начавшие складываться взаимоотношения между ними. В последний раз они хорошо провели время, было весело и весьма… искренне. Но вдруг так считает лишь он один? И от этого становится как-то неловко. Хотя, может, он зря вообще переживает.

[indent] Отбросив свои дурацкие мысли и взявшуюся невесть откуда неуверенность, Эйдан присаживается на пол возле огромного окна, прислоняясь спиной к прохладной стене и вытягивая ноги вперёд, и с интересом принимается разглядывать присланные фотографии. Действительно, там, где сейчас Санни, очень красиво и живописно. Он никогда не был во Франции. Да и вообще по миру практически не путешествовал. Пару раз слетал с отцами на горнолыжный курорт в Швецию и затащил их в Норвегию, потому что ему очень хотелось посмотреть вживую на фьорды.  Если так подумать, то Эйдан не особый любитель мотаться туда-сюда, и, плюс ко всему, он довольно плохо переносит дорогу. Особенно на автобусе.

А у меня вот так
...

[indent] Он делает фотографию открывающегося вида из окна и отправляет её следующим сообщением. Отражения в стекле сейчас не слишком заметные, ведь в студии не горит свет, а на улице ещё только начинает смеркаться, и ничто не мешает ему снимать с высоты птичьего полёта бетонно-стеклянный мир Нью-Йорка и распростёршиеся внизу тёмные воды Гудзона. У Санни, наверное, уже за полночь, всё-таки 6 часов разницы дают о себе знать. Он об этом даже как-то не подумал в самом начале. А ведь действительно.

Кстати, почему не спишь?

[indent] Это не какой-то наезд или претензия. Просто вопрос. Ему интересно. Вот и всё. И никаких подводных камней или скрытых смыслов. Если в Йеле ещё было понятно, когда занятия, экзамены, дела Домов и так далее по наклонной. То на каникулах-то можно и отдохнуть. Впрочем, Эйдан и сам не из тех, кто рано ложится и потом поднимается с первыми петухами. Его петухи кричат как совы и предрекают не скорый рассвет, а опускающуюся на землю тьму и восход луны. Сколько бы он ни пытался выработать нормальный режим, у него не получается. В университете ему с трудом даются ранние подъёмы, а в свободное время он постоянно скатывается обратно к своим ночным бдениям. И бороться с этим абсолютно бесполезно. Такой уж он человек.

+1

6

Mia & Sebastian's Theme

AA 💀 написал(а):

Приезжай, поедим 😊

Пока я доеду, пицца остынет, так что в другой раз 😉

[indent] Забавно. Вроде бы обоим понятно, что ерунда и шутка, но на короткое мгновение Санни подумала, что в самом деле могла бы уехать. У неё есть собственные деньги на карте, она вполне может позволить себе билет на самолёт и съёмную квартиру в… не важно, там, куда её зовут. Но это так нелепо, правильно? Люди так не делают. Это просто шутка, обычная шутка, на которую принято отвечать ответной любезностью. Но Санни поразила в себе удивительная лёгкость, с которой она вообразила эту самую гипотетическую возможность.

[indent] Где – в Нью-Йорке. Санни, которая настоящая, а не тщательно сконструированная на основе глянцевой трухи, блеска для губ и брендовых туфель, не любит большие города. Слишком много шума. Слишком много людей. Вероятно, есть кто-то знакомый. Всегда ведь находится. Но вид действительно завораживающий, этого у Большого Яблока не отнять. Она какое-то время ходила там в начальную школу. Славное было время – родители ещё не развелись, папа покупал ей в Макдональдсе детский набор, в котором можно было найти пластиковую робо-собаку или диснеевскую принцессу. Сколько лет назад это было? Десять? Двенадцать? Сложно сказать.

Не выпади из окна, тебя всем Домом не соберут.
Но выглядит круто, я почти завидую.

[indent] Она может позволить себе не быть обтекаемо-вежливой. Они уже оба поняли, что общаться с «настоящими версиями» друг друга им куда приятнее. Санни сворачивает окошко мессенджера и парой быстрых движений открывает фотоальбом. С тех соревнований у неё остались две фотографии, об одной из которых Эйдан не знает. На ней он, вытянув руку с баллончиком, сосредоточенно смотрит на незаконченный рисунок. Сказать по правде, Санни не до конца понимает, зачем она сделала это фото и зачем она на него смотрит. Не до конца, потому что первопричина уже установлена и принята как данность – Эйдан ей нравится. А вот почему она её не удалила, как через какое-то время делает со всеми «угрожающими репутации» файлами – вопрос интересный.

[indent] Со второй фотографией ещё забавнее. На соревнованиях была куча народу и человек с полароидом. После всего перфоманса очаровательный хипстер сфотографировал ребят и честно презентовал карточку. По настоянию мисс О`Ханниган, физический носитель остался у Эйдана, а у себя она сохранила фотографию фотографии – смешная картинка, где Санни, уже с пятном на футболке, восторженно машет руками, явно что-то объясняя ему. Несколько раз стальная женщина из «Манускрипта» заносила палец над иконкой с корзиной, но каждый раз обе фотографии оставались на месте наряду с улыбающейся Тиной, Бёрдом с фруктовой тарелкой и Дженни, держащей вверх ногами книгу.

Тут вечеринка, на которой я не хочу быть.
Надеюсь, мне больше не придётся ни с кем танцевать, потому что тут либо динозавры, либо дети 😅

[indent] Фан факт – возможно, это самая честная фраза, которую она, условно, сказала за последние две недели. Не то чтобы у неё были с этим проблемы, с правдой, просто местная среда подталкивает к тому, чтобы быть лицемерной. Нужно хвалить йогурты и подавать ручку очередному гостю, нужно делать вид, что ты в восторге от псевдо-винтажных вечеринок и людей, которые уже постепенно выходят в тираж. Просто тут так всё устроено, не она эти правила придумала. Нарушать же их пока не выгодно, ещё не время.

[indent] Санни хмурится, отгоняя от себя эти не очень-то весёлые и нужные в этот момент мысли. Лучше уж подумать о чём-то романтичном, в духе – ой, как быстро он ответил. Об этом ведь полагается думать нормальным девочкам, а не маньячкам, одержимым коварными планами? Санни хмурится и делает несколько глубоких вдохов. Милая, всё хорошо. У тебя всё прекрасно. На самом деле, это лето – одно из лучших на её памяти. Здесь отличная погода, утром можно будет улизнуть на море и в деревню, пока мама будет отсыпаться после гулянки. Грех жаловаться, к тому же… К тому же, чёрт возьми, она рада, что Эйдан ей ответил. Конечно, это не великое достижение, но всё равно приятно.

[indent] Этот момент она тоже добавит в копилку хороших воспоминаний. Размеренное дыхание моря, стрёкот ночных насекомых, шуршание складок платья, вибрация телефона на коленях. Почему нет? Прогресс шагает по планете и в этом есть своя прелесть. В вопросах приятного Санни придерживается крайне широких взглядов, знаете ли.

Проведи время лучше, чем я.

[indent] Ну вот, слишком грустно, но зато честно. Санни встаёт с насиженного места и опирается спиной о колонну беседки. Если медленно идти к дому, у неё будет ещё минут двадцать. Но нужно будет придумать, чем она была так занята.

+1

7

[indent] Эйдан может быть совершенно спокоен. Его шутка, пусть и не самая оригинальная, была расценена правильно. И это хорошо. Ему не хочется выглядеть идиотом. Хотя, с каких это пор его стало интересовать чужое мнение? С одной стороны подобные глупости не про него. С другой — иногда очень хочется быть понятным и незамысловатым. И если уж не в творчестве, то в каких-то элементарных, простейших вещах.

Sunny написал(а):

Пока я доеду, пицца остынет, так что в другой раз 😉

Я записал, чтобы не забыть. Надеюсь, я не забуду, что записал 😣

[indent] Эйдан, конечно, не кладезь искромётного юмора, но переходить сейчас на какие-то серьёзные темы не очень хочется. Всё-таки они здесь не философские трактаты обсуждают. Да и, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Знала бы Санни, насколько написанная им фраза жизненная и самоироничная. Но она не знает. И не надо. Ему не хочется скатываться в уныние и самокритику и портить этот лёгкий, непринуждённый и ни к чему не обязывающий разговор.

[indent] Ясно дело, что Эйдан не ждёт того, что она тут же сорвётся с места и прилетит к нему помогать расправляться с продуктами. Это было бы наивно и слишком глупо. Как и сама причина. Как и сама идея. Но мысль уже не остановить. Куда можно сходить? Чем заняться? На что посмотреть? В его голове тысяча мелких деталей, из кусочков которых он старательно собирает цельную картину того или иного места. Где-то красивый вид, где-то вкусная еда, где-то приятные люди или необычная архитектура. Половину названий он даже не помнит. Зато помнит куда идти, в какой автобус сесть, на какую станцию метро спуститься.

[indent] Прочитав сообщение о Доме и криво усмехнувшись, Эйдан набирает в ответ что-то типа “Я пока не собираюсь доставлять им удовольствие избавиться от меня”, но потом быстро стирает текст. Ох, она себе даже не представляет, что далеко не все в “Книге и Змее” ему рады. Для некоторых этот “золотой мальчик” — реальная кость в горле. Не будь у него способности, они бы давно убрали его с дороги. Но им просто необходимо его умение, его талант, чтобы продолжать дышать. Продолжать поддерживать в себе жизнь. В остальном им не нужен никто. Все они не более чем инструмент. Винтики в системе. Сломался один — бери другой. А он с такой позицией совсем не согласен. И в итоге мы имеем то, что имеем. Только сколько будет продолжаться эта игра, ещё не известно.

Sunny написал(а):

…потому что тут либо динозавры, либо дети 😅

У вас что, вечеринка в динопарке?

[indent] А вот и очередная шуточка подъехала. Многие почему-то думают, что Эйдан весь из себя такой недосягаемый и серьёзный. Одарённый мальчик, которому ни до кого и ни до чего нет дела. Который любит лишь то, чем занимается. Дорожит лишь своими увлечениями. Но так думают те, кто с ним по-настоящему не знаком. Кто смотрит на него со стороны и видит только то, что хочется видеть. Да, Эйдан далеко не белый и пушистый, не ласковый и мягкий. Он может запросто заигнорить то, что ему не интересно, и тех, кто его ни капли не впечатляет. Но, простите, чьи это проблемы? Он не обязан терпеть то, что ему не нравится. Не обязан быть милым с людьми, от которых становится тошно. Не обязан натягивать маску ради того, чтобы кому-то было удобно с ним общаться. Удобными должны быть тапочки, а не человек.

[indent] А ещё Эйдану почему-то становится грустно. Потому что именно так звучит Санни. И последующее её сообщение лишь подтверждает его ощущения. Не всё там настолько беззаботно и радужно, как она пытается обычно показать. Никто от хорошей жизни не начинает употреблять то, от чего развивается зависимость. Он не знает, банально даже не может знать, что происходит, но это “что-то” оставляет слишком глубокий след в её сердце.

[indent] Он подтягивает к себе одно колено и кладёт сверху на него руку, в ладони которой зажат телефон. Экран смартфона постепенно тускнеет, а затем окончательно гаснет, пока Эйдан задумчиво смотрит куда-то за окно, прислонившись головой к стеклу. Да, он слышал о ней разные слухи. Но он не тот, кто верит услышанному наслово. Людям свойственно говорить всякое. Иногда они даже не задумываются о том, что извергает их рот. И чем более мерзко получается, тем лучше. Но это всё не имеет никакого значения. По крайней мере, для Эйдана. Чужой бред никак не влияет на его личные впечатления. И если она пишет именно ему, а не кому-то другому, наверное, это что-то да значит.

Sunny написал(а):

Проведи время лучше, чем я.

Я уже начал, у меня здесь нет детей и сельдерея.

И тебе советую.
Иди выброси его, пока никто не видит. Если будут спрашивать, скажи, что его съели динозавры, потому что они были травоядными.

[indent] Ему очень хочется, чтобы она улыбнулась. Хотя бы немного. Где-то там, далеко, на другой стороне света. И пусть он этого не увидит, но будет надеяться на то, что смог, пусть даже и на секунду, сделать её тёмную ночь немного светлее. А там уже как говорили умные люди: даже после самой темной ночи наступает рассвет, а сильный дождь заканчивается радугой.

+1

8

Doris Day – Dream A Little Dream Of Me
[indent] Она могла бы пуститься в пространные рассуждения на тему того, что «динозавры» – это стареющие звёзды боевиков из её детства, а «дети» – это будущие популярные актёры, которые годятся Санни в младшие братья. Она иногда не уверена, что некоторые закончили школу… Но О`Ханниган очень суеверна в вопросах информации. Одна ниточка тянет за собой другую. Расскажешь что-нибудь здесь, проболтаешься там – и вот уже куча людей втянуты непонятно во что. Поэтому она удаляет фотографии, поэтому не стремится рассказывать о своих друзьях, хотя и очень ими дорожит. Санни хочет, чтобы все проблемы мира (ну, как минимум три их четверти) спокойно лежали исключительно на её плечах и не затрагивали кого бы то ни было ещё.

[indent] Чем меньше люди знают обо всём этом – интригах, чужих планах и отношениях, – тем лучше. Разумеется, эта позиция не всегда доводит до добра. К тому же, окружающий мир, напротив, транслирует откровенность и открытость, мол, расскажи, и тебе помогут. Жаль, что Санни в это не верит. Она выросла с осознанием того, что помощи ждать неоткуда. Только она сама и может себе помочь. Кое-кто говорит, что это неправильно, пока пока работает – пусть будет как есть.

AA 💀 написал(а):

Я уже начал, у меня здесь нет детей и сельдерея.

Не вынуждай меня вместо пиццы тащить тебя пить зелёный смузи!

[indent] Она улыбается. На самом деле, в смузи нет ничего плохого, просто эта зелёная странная жижа многих пугает. Санни бы не отказалась сводить Эйдана в новое местечко в Нью-Хэйвене, куда редко захаживает снобская молодёжь из Древней Восьмёрки. Им больше по нраву тяжёлые дубовые столы, выскобленные полы и приглушённый свет. Было бы очень мило, практически как в тот день.

[indent] Пока Эйдан прощался с друзьями, Санни добыла два хотдога, и была этим крайне довольна. Развенчаем популярный миф – она ест человеческую еду. Причём с большим аппетитом. Просто редко, что неудивительно, учитывая как много дел она себя взвалила. Но полчаса, проведённые под деревом в небольшом зелёном сквере возле площадки конкурса, были определённо потрачены не зря. Шутки про сосисочку держите при себе, было просто мило. Санни активно восхищалась творческими людьми, пачкалась в горчице и болтала ногами в психоделического цвета кроксах. Она редко с кем-то говорит об искусстве, по крайней мере современном. Удел Санни – это активная практическая деятельность, а ещё – столбики цифр, маркетинговые стратегии и длиннющий список контактов. Но под ярким солнышком, с пятном соуса возле правого уголка верхней губы и хорошим человеком рядом, она была удивительно словоохотлива.

[indent] Здесь-и-сейчас говорить ей особенно не с кем. Разве что с девчонками из деревни, которые приходили позагорать на тот же каменистый дикий пляж, что и она. Поэтому ей не хочется, чтобы переписка прерывалась. Санни бредёт к дому, снова и снова обновляя экран сообщений. Нужно что-то сказать, чтобы не показаться такой королевой драмы, но светлые мысли старательно обходят её стороной. Ладно.

[indent] Она останавливается в самой высокой части тропинки и снова смотрит на море, обеими ладонями сжимая телефон. В этом, вроде бы, нет никакого смысла – в переписке, волнении и радости от того, что ей отвечают, но Санни чувствует себя немного лучше. Не то чтобы она планировала похоронить эти каникулы и провести всё время в тоске и печали, но теперь появился новый смысл немного потерпеть. Через пару месяцев она вернётся в кампус, и там её будут ждать подруги. А ещё Эйдан, с которым можно будет сходить поесть пиццу. Она не думает об этом систематически, не анализирует поток эмоций, разбирая его по косточкам. Ей просто лучше, чем могло бы быть.

Спасибо за совет 😆
На самом деле, я планирую украсть Пом-пома и утром сбежать в деревню.

[indent] План амбициозный, потому что её ожидает лихое путешествие по летней жаре в гору с капризным щенком наперевес. Но бедное животное, равно как и Санни, не обязано сидеть возле Стэйси как привязанное. Значит, их ожидает большое приключение! Прилизанный двухэтажный Йель с его широкими старыми улицами – это, конечно, хорошо, но французская деревня с древней каменной кладкой, чахлыми островками травы и выцветшими от солнца вывесками семейных ресторанчиков привлекает её больше. По крайней мере пока.

Не помню как тут с пиццей, но пирогов точно наемся!

[indent] Жаль, что она не может привезти сюда друзей. Не хотелось бы, чтобы злая ведьма из дома на холме хоть как-то соприкасалась с людьми, которыми Санни дорожит. Но идея-то неплохая. Может, не сюда, но если снять домик на побережье… С этим надо переспать, как говорит отец.

[indent] Разговор ускользает, превращается в ничего, но она упрямо держится за него, не желая убирать телефон в сумочку. Вот уже и аккуратные клумбы перед домом, слышна музыка и смех, но Санни всё равно не стремится внутрь, как будто этот мир отсечёт её от более-менее приятных размышлений. Может быть, так оно и есть.

+1

9

[indent] Может, Эйдану стоило поехать с отцами на отдых, попринимать солнечные ванны, помочить ноги в тёплой водичке, полюбоваться прекрасными видами, а не сидеть здесь взаперти в своих каменных джунглях? Может. Но его настроение говорило об обратном. Не то чтобы он был чем-то расстроен или сильно озадачен. Нет. Как раз таки наоборот. Сессию он закрыл успешно. И, вообще, этот год был довольно насыщенным и запоминающимся. Даже грех жаловаться. Однако внутри всё же что-то неприятно гложило. Знаете, бывает такое состояние, когда просто хочется побыть одному. Без всякой на то видимой причины. И самое меньшее, что надо в данный момент, чтобы кто-то лез со своими расспросами или ценными советами.

[indent] Есть вариант, что и Санни необходимо вот так же побыть сейчас одной. Со своими мыслями наедине. Потолковать со своими демонами по душам. Никуда не торопиться, никуда не бежать, не затевать никаких вечеринок, никак не проявлять активности. Говорят, бывает полезно. Помогает понять ситуацию и разобраться в себе, в своих истинных желаниях и намерениях. Но это лишь догадки. По сути, каждый сам знает, что ему требуется в тот или иной момент. Правда, не всегда. Но это уже детали.

Sunny написал(а):

Не вынуждай меня вместо пиццы тащить тебя пить зелёный смузи!

😱
Я вызываю полицию!

[indent] Эйдан жуть как ненавидит сельдерей. Искренне. По-настоящему. Всей своей душой. Даже не пытайтесь говорить о содержащихся в нём элементах, его неоценимой пользе и прочих благах от потребления этой вонючей зелёной дряни. Он всё равно не станет слушать. Можно не стараться. Не тратить своё время и ресурс. Упади хоть крохотный кусочек или листочек в его еду — вкус сельдерея он узнает из тысячи. Узнает и больше не притронется. И вы его потом никак не заставите, никакие убеждения не помогут.

[indent] И дело вовсе не в том, что он какой-то противник здоровой пищи. И к овощам, и к специям Эйдан относится весьма положительно. Да и попробуешь тут относиться плохо, Майкл ему уши открутит. Вот они сложности жизни, когда у тебя отец — врач, который контролирует твое состояние очень пристально и внимательно. Не то, чтобы сильно наседает, но и спуску иногда не даёт. Даже если Эйдан делает “фи”-лицо. В своей спокойной и деликатной манере, конечно же, но от того ещё более убедительной.

Sunny написал(а):

На самом деле, я планирую украсть Пом-пома и утром сбежать в деревню.

Не знаю, кто такой Пом-пом, но я ему уже завидую.

[indent] Эйдан по вполне понятным причинам не в курсе личности загадочного Пом-пома, но догадывается, что, скорее всего, это милейший бульдог с фотографии. Потому что, скажем честно, кого ещё додумаются назвать таким именем? Не человека же. Да и младших братьев у Санни вроде нет. Хотя он, конечно, может ошибаться. В любом случае, судя по настроению, утро у кое-кого планируется быть в разы лучше вечера. С пирогами и без динозавров, с которыми нужно почему-то танцевать. Раз уж их там много, то почему бы им не потанцевать друг с другом? Каждой твари, как говорится, по паре.

[indent] По-хорошему, Эйдан должен сейчас пожелать Санни добрых снов и чудесного утра, а также удачи завтра на прогулке. Верно, её ждут дела. И вечеринка. Много людей. С которыми надо общаться и производить на них впечатление. Но прекращать диалог как-то не хочется. Вот бы ещё на секундочку украсть её внимание… Он только думает, только планирует, что можно написать, в то время как пальцы сами уже быстро набирают заветный текст.

Если станет скучно…

[indent] Нет, не так. Совсем не так.

Если захочешь, можешь с утра позвонить мне. Думаю, я ещё не буду спать.
Поговорим.

[indent] Эйдан закрывает рукой лицо и утыкается в собственное колено. До чего же неловко. Какой кошмар. Зачем он это написал? Но чем чёрт не шутит? Почему бы и нет? Плюс, спасибо тем же часовым поясам. Он вряд ли ляжет спать рано, до зари так точно не доберётся до постели. А там каждодневная утренняя пробежка, горячий стакан кофе и хрустящая булочка, освежающий душ. И можно отправляться в царство Морфея. Да, Эйдан иногда живёт иначе нежели нормальные люди, и в некоторых пунктах совсем наоборот, ну и что? Да и, вообще, почему ему должно быть стыдно за своё желание услышать её голос? Даже если и говорить им особо не о чем. Но в тот раз же получилось! Главное начать.

+1

10

Karen Elson — Lay All Your Love on Me
[indent] — Санни, милая, иди к нам! — в дверях, озарённая золотым светом полусотни электрических лампочек, показывается Стэйси. В ней всегда было то, за что Санни готова была бы её полюбить — умение быть располагающей, беззаботной и целеустремлённой одновременно. Но кому как не дочери знать, что со Стэйси О`Ханниган всё не так просто.

[indent] Надо быстро спрятать мобильник, натянуть улыбку и сделать вид, что она тут просто созерцает виды ривьеры. Краем глаза Санни замечает предложение созвониться. И, казалось бы, ничего такого — ей разные мальчики и девочки предлагали и не такое, но сердечко предательски пропустило удар. Каким чудом принцесса «Манускрипта» не пошла нелепыми пятнами румянца — большой вопрос. Наверное, виной тому прохладный морской ветерок.

[indent] — Бегу! — золотая мамина голова в аккуратных локонах исчезает в доме, а её непутёвая дочь наспех набирает очередное сообщение.

Договорились 😊

[indent] Как такая мелочь может изменить тональность целого вечера? Санни не знает. Наверное, дело в том, что она в кои-то веки побыла обычным человеком. Не дочерью звёзд, не образцовой студенткой, не представительницей Дома Покрова, а девушкой, которая ждёт ответа от молодого человека. Жизнь Санни никогда не была нормальной, поэтому любая обыденность приводит её в тихий восторг. Но дело не только в этом, разумеется. Никакой особенной радости в том, чтобы бегать и орать, мол, «смотрите, я обычная!» нет. Но радость есть, например, в самом Эйдане. Санни практически всё в нём находит удивительным — то, как он рисует, то, как плюёт на общественное мнение, то, с какой лёгкостью он отмахивается от слухов. Сложно не знать о том, кто такая Санни. Бывшая наркоманка, зазнайка, выскочка. Люди не шарахаются от неё потому, что она умеет себя держать и всегда неукоснительно добра к окружающим. Зэйдана всё это как будто бы не волнует. Он словно смотрит не не на ширму из стереотипов, которой Санни отгородилась от окружающего мира, он смотрит на ту девушку, которой она хотела бы быть.

[indent] А может он просто симпатичный. Помните, девочки глупеют, когда им улыбается красивый мальчик.

[indent] Санни надевает улыбку и взбегает вверх по ступенькам в дом. Она шутит актуальные шутки, вовремя кивает и поддакивает мамочке, макая кое-кем ненавистный сельдерей в коктейльный соус. Всё максимально естественно, практически как на вечеринке «Манускрипта», даже особенно стараться не надо. Главное не задумываться о том, что будет утром. Если начать вертеть это в голове, то очень легко отрешиться от мира реального и провалиться в приятное предвкушение, появится «неправильное» выражение лица, начнутся вопросы.

[indent] Поэтому Санни гонит от себя любые мысли, не связанные с маминой ролью, вкусом сангрии и теорией о том, что у Кларка Гейбла и Вивьен Ли был ребёнок. Впрочем, через пару часов кутёж начинает стихать — время позднее, а некоторые здесь не в том возрасте, чтобы гулять всю ночь. Гости разъезжаются, главные женщины этого дома расходятся ко комнатам, пожелав друг другу хороших снов и расцеловав в холёные шёлковые щёчки.

[indent] У себя в комнате Санни долго валяется в постели, листая небольшую, но крайне уютную переписку. Жаль, что завтра придётся её удалить — всё же бывают ситуации, когда она оставляет телефон без присмотра. А ещё Санни думает, уместно ли написать что-нибудь ещё. Всё равно ведь не спит. Но, кстати, должна бы, потому что встать нужно будет пораньше. Чем меньше народу заметит её побег, тем лучше. Но всё же...

Динозавры меня не съели. Ложусь спать.

[indent] Санни улыбается и гасит прикроватную лампу. Пять минут и спать. Будильник завела? Завела. А второй? И второй тоже завела. И вовсе она не ждёт, что он там ответит. Вот, кстати, Тина прислала мем, отлично, надо что-то ответить.

утро

[indent] Санни поправила лямку рюкзака, в очередной раз подняла на руки Пом-пома, ворчливо кряхтящего от такого ограничения прав и свобод, и свернула с ухоженной дорожки на уходящую в гору тропинку. Нужно обойти возвышенность, за которой начинается деревня, а там уже ей открываются радужные перспективы — мороженое, знакомая компания, древний фонтанчик с питьевой водой и возможность напроситься к кому-нибудь на домашний обед.

[indent] Но сначала о важном. Метров сто спустя Санни усаживатся под деревом, привалившись спиной к тёмному шершавому стволу. Пом-пом, уже утомлённый прогулкой, свернулся у неё в ногах чёрным пыхтящим клубком и притих. Санни достаёт мобильный и, глубоко вдохнув, нажимает на кнопку вызова.

[indent] — Привет.

+1

11

[indent] Неожиданно возникшая неловкость довольно быстро проходит, оставляя Эйдана наедине с его размышлениями. Переживает ли он, ожидая ответ с “той стороны”? Конечно. Боится ли он получить отказ? Нет. Просто потому что ему это чувство незнакомо. Он понимает все риски и все возможные события. Прекрасно осознает, что может быть. Но нет какого-то мандража или какой-то неуверенности. Нет страха оказаться посланным далеко и надолго. Да так да, нет так нет. Не в смысле безразличия, а в смысле спокойного восприятия всех вариантов. Жизнь продолжится при любом раскладе. Неважно насколько она ему нравится. Неважно, что он о ней думает. Неважно насколько он находит её интересной и необычной. Земля и дальше будет вращаться вокруг Солнца, а их Вселенные и дальше будут существовать. Вопрос здесь совсем в другом.

[indent] Санни не отвечает довольно долго. Хотя сообщение доставлено и прочитано. Сейчас он уже никак не может повлиять на происходящее. Эйдан блокирует экран, кладет телефон на пол рядом с собой и снова прислоняется спиной к стене, чуть запрокидывая голову и глядя куда-то поверх стройки века, на низкие облака где-то вдалеке. В принципе, она ему ничего не должна. Даже если написала первой. Зачем такой “звёздной” и популярной девушке, как Санни, вообще, с ним разговаривать? Их точки соприкосновения определяет в основном один Йель. Пока. Нужно ли это как-то менять? У Эйдана нет на данный вопрос чёткого ответа. Потому что такие темы не определяются связкой “надо — не надо”. Невозможно абсолютно всё решать одной головой. Они слишком молоды, чтобы превращаться в безэмоциональные статуи, в замершие произведения искусства. Ведь так не хочется становиться теми уставшими взрослыми, которые смотрят на мир только как на площадку для каких-то соревнований, больших игр и воплощений своих великих замыслов.

[indent] Когда телефон наконец-то издает короткий звук, оповещающий своего хозяина о новом сообщении, Эйдан поворачивает голову в его сторону и ещё некоторое время смотрит на смартфон. Почему он не спешит? Почему не торопится прочесть полученный ответ? Хорошо, если бы он это знал. Но он не знает. И, возможно, ему просто нравится это чувство неизвестности. Оно приятно завораживает. Так же Эйдана завораживает только его “работа”. Однако через минуту его рука всё же тянется к мобильному. Он быстро подхватывает его и открывает окно чата. Скользнув глазами по одному единственному слову, Эйдан улыбается самому себе. Больше отвечать тут не на что. Остаётся только дождаться условного “утра”. А пока можно немного прибраться в мастерской, посмотреть какой-нибудь сериал, порубиться с Китом по сети в приставку и, конечно же, заказать пиццу.

[indent] К тому же, ему необходимо дождаться ещё одного важного разговора. Не то чтобы Эйдан весь день сидит как на иголках и волнуется за отцов, и всё же ему хочется услышать их голос и убедиться в том, что длительный перелёт с пересадками прошел успешно. Дальняя дорога — это такое опасное дело. Произойти может всё, что угодно. И вот ему очень не хочется, чтобы это “что угодно” происходило с людьми, которые ему важны и дороги. Плюс одна причина в копилку не ложиться спать слишком рано.

[indent] Их звонок застаёт его где-то посреди напряжённой “катки”, давно закончившейся пиццы и двух проигрышей подряд. Эйдан одним уверенным движением жмёт на экране смартфона зелёный значок ответа и прижимает плечом телефон к уху, быстро возвращаясь к своему занятию и продолжая давить на кнопки геймпада. Отцы звучат довольно бодро и весело, несмотря на 18 часов проведённых в самолёте, и это не может не радовать. Чуть больше чем полдня проведённые вдалеке друг от друга — а на Эйдана уже льётся информация как из рога изобилия. Как они ещё его учёбу в Йеле переносят? Просто загадка века.

[indent] Когда, спустя минут 15, он “кладёт трубку”, получив очень красочные описания о всяких мягких креслах, улыбчивых стюардессах, а также неудачных парфюмерных ароматах, то замечает новое сообщение от Санни. Надпись гласит “отправлено 5 минут назад”. Что ж, если она уже спит, не беда. Значит, почитает утром. Это не страшно.

Sunny написал(а):

Динозавры меня не съели. Ложусь спать.

Я же говорил, что они травоядные.
Хорошей ночи.

[indent] Да и какая у неё ночь. 6 часов разницы. Даже у Эйдана уже темно. А у неё через час или два будет заниматься рассвет. Остаётся только надеяться на то, что это не разрушит её планы на прогулку. А то в мире станет на одного грустного пёселя больше. Ну и на одного несчастного художника.

---

[indent] Эйдан любит рассветы в Нью-Йорке. Это картины неописуемой красоты. Особенно, если день обещает быть не пасмурным. Тот, кто не видел этого, очень многое потерял. Можно сколько угодно презирать и ненавидеть шумные города с их бесконечной спешкой, бешеным темпом и холодным безразличием ко всему. Но рассвет меняет даже такого гиганта как Нью-Йорк. Когда небо на западе ещё черно от ночи, на востоке появляется тонкая полоска едва различимого света, и она ширится с каждой минутой, неумолимо растёт, теснит темноту, делая её на стыке редкой и синевато-сизой. Первые лучи ещё невидимого солнца постепенно касаются крыш самых высоких зданий и стремительно ползут вниз, скользят по стёклам ярко-оранжевым водопадом. Ещё час и город, который никогда не спит, превратится в пылающее изваяние, словно только что отлитое из раскалённого металла. Но пока слишком рано. И город томится в тишине и полумраке, готовый вот-вот засиять и нарушить своё молчание.

[indent] Эйдан завидует этой естественной красоте. Если б можно было научиться рисовать так же, как рисует природа. Легко, непринужденно, броско. Мазок к мазку. Но это кажется нереальным, а все величайшие произведения мира — жалкой подделкой, не стоящей даже гроша. Заскорузлой, отвратительной, дряблой, не выражающей ничего кроме собственного бессилия. Собственной никчёмности. Даже если вам раньше казалось, что вы видите в этих произведениях какую-то тонкость, изысканность, грациозность или же злободневность, крик, акцент на чем-то, то всё оно меркнет и теряет свой блеск на фоне произведений истинного Маэстро. Если бы люди не были так слепы и научились смотреть, широко раскрыв глаза, то давно бы восхищались окружающим их миром, в сравнении с которым их безвкусные безделушки из бетона и пластика не имеют никакой ценности и не несут в себе никакого великого смысла.

[indent] Телефон издаёт заветный звук звонка, когда Эйдан лежит с книгой на кровати, но давно её не читает, и та покоится открытой у него на груди, а он просто смотрит в белый потолок комнаты. Не то чтобы там было что-то необычайно интересное, но он устал думать и ему банально хочется смотреть в одну точку. Потому что до пробежки ещё часа 2, а сон всё равно не идёт, даже если б ему и хотелось.

[indent] — Привет, — лениво потянувшись, Эйдан слегка приподнимается на локте, чтобы попытаться сесть, книжка тем временем медленно соскальзывает по футболке и падает на кровать, закрываясь и оставляя его без пометки, на какой странице он остановился. Но это совсем не страшно. Потом найдёт нужный кусок. — Как прогулка?

+1

12

Gerard Way, Ray Toro – Happy Together

[indent] Санни через десять дней исполнится двадцать один, а в душе она всё равно социально-неловкий ребёнок, который мажет лицо маминой косметикой и изображает из себя взрослого. Она научилась вести себя правильно в разных не очень-то важных ситуациях, но когда дело доходит до чего-то действительно актуального, Санни испытывает те же переживания, что и обычные люди, у которых нет Великой Цели, драматичного бэкграунда и тысячи ограничений в голове. Позвонить-то она позвонила, потому что в этом нет ничего такого – пока не звучит голос это просто мобильный и просто кнопки, но теперь, когда сквозь эфир слышен знакомый голос. что делать решительно непонятно.

[indent] – Мне кажется, мой компаньон не в восторге, да, Пом-пом? Скажи привет, Пом-пом, – кто сказал, что великая и ужасная Санни О`Ханниган не может вести себя как дурочка? Очень даже может. Девушка похлопала ладонью по бедру, подзывая щенка. Тот заскрёбся, раскидывая маленькими лапками клочья сухой травы и комки пыли, но подошёл и вопросительно тявкнул, мол, что тебе надо, странное двуногое создание? Санни почесала пёсика под подбородком и улыбнулась, прижимая трубку к щеке плечом.

[indent] – Отлично, на самом деле, я ушла до того, как все восстали. И ещё не жарко, думаю, успею до полудня добраться до друзей.

[indent] Санни приваливается спиной к стволу дерева и прикрывает глаза, улыбаясь каким-то своим мыслям. Может быть, пока она далеко от Йеля и ей не надо изображать из себя принцессу «Манускрипта», всё и хорошо? Она может нормально общаться, может заводить какие угодно знакомства и даже, о ужас, поддерживать с матерью хотя бы с виду приличные отношения. Значит ли это, что когда она вернётся в университет, всё снова станет с ног на голову? И где, в таком случае, «голова» вообще? Это вредные мысли и думать их не надо, лучше сосредоточиться на приятном. Заглянуть в свою бездну мы всегда успеем.

[indent] – А как ты?

[indent] И ей правда интересно. Пом-пом устраивается у неё на коленях, угрожая испачкать штаны, но ему можно, он на то и любимый любимец. Санни смотрит на море и крышу виллы, на деревья и яркие цветочные гроздья – и ей хорошо. Забавно, но ей нравится просто сидеть среди корней и слушать, как в трубке за кучу километров от неё дышит другой человек. Приятно осознавать, знаете ли, что тебе есть кому позвонить. У Санни раньше были только подруги и мерзавчик-Локвуд, которому полагалось звонить разве что по организационным вопросам, но тут всё ощущается как-то по-другому. Санни прикусывает губу, пряча очередную глупую улыбку. Наверное, стоило раньше посмотреть на окружающий мир немного шире. Заметить, что в нём есть другие люди, а её путь не ограничен рельсами, которые она и общество для себя выбрала.

[indent] Вся проблема, наверное, в том, что она совершенно не радуется жизни. У неё вообще проблемы с концепцией радости как таковой. Что радует Санни О`Ханниган? Когда её планы успешно разрешаются. Когда люди слушают, что она говорит. Когда никто не лезет в личное пространство и не пытается задавать, о всевышний, неудобные вопросы. Звучит как-то не очень, правда? И она об этом не задумывается, принимая это как должное. Кто-то веселится, а кто-то работает. Кто-то нюхает цветочки, а кто-то сажает семена. За это ведь её ценят люди, верно? За практичность, целеустремлённость и абсолютную статичность. Никому ведь не будет нужен лидер, у которого случаются всплески радости или восхищения всем, чем ни попадя. Хотя Санни ничего не знает наверняка, она просто решила, что это будет правильно.

[indent] – Ты ещё не ложился?

[indent] Кто её спрашивал? Никто не спрашивал. Но Санни любит заботиться о людях. К тому же, разговаривать сложно, когда ты пытаешься держать на коленях собачку, не смущаться и ничего не просчитывать наперёд. Пом-пом ткнулся лбом в свободную ладонь, пришлось гладить. Жалко, что нельзя забрать его с собой в университет. В кампус нельзя с животными, а снимать квартиру в городе и разлучаться с Тиной как-то не хочется. К тому же, это мамина собака. При всей нелюбви к Стэйси, рушить с ней отношения ради того, чтобы тащить малыша в непривычную обстановку это немного слишком.

[indent] Странно всё это, очень странно. Скажи ей кто-то год назад, что она будет, затаив дыхание, ждать ответа от кого-то вроде Зэйдана Аттенберри, она бы посмеялась, громко так, радостно. Это же другой Дом, да и зачем ей вообще с ним разговаривать? Теперь она знает, что он милый. И беспокоится, не съедят ли её динозавры. А она переживает, что заставила его долго ждать. И что облила его минералкой, когда обнимала на прощание в тот день после соревнований.  Жизнь вообще странная штука.

+1

13

[indent] Эйдан садится на постели, подтягивая к себе ноги, и поднимает упавшую книгу. Не очень увлекательная и не сильно оригинальная. Как и многие другие. Ему трудно угодить. Да и, вообще, у него довольно сложные отношения с художественной литературой. Наверное, он совсем не создан для того, чтобы чем-то зачитываться взахлёб и окунаться в разные истории с головой. Тем более, что большая часть его времени занята собственными историями и творчеством. Не так уж просто разрываться на всё подряд. Но, в принципе, иногда и у него бывает настроение поискать знакомые буквы в словах, авось даже вынести для себя что-то полезное и вдохновляющее.

[indent] — Почему не в восторге? Собаки, они же, вроде, активные и любят много гулять, — теперь-то Эйдан убеждён в том, что Пом-пом никакой не младший брат, а самый настоящий пёс. Бегающий и лающий. Возможно, даже грызущий дорогую мебель и брендовую обувь. Всё как положено.

[indent] У него самого никогда не было домашних животных. Ни крупных, ни мелких. В детстве и подавно. Как-то не сложилось. Финчи не разрешали никого ему заводить. За несчастную крыску (тогда это было достаточно модно) ему чуть голову не сняли. Пришлось отдать её обратно другу. Да и в роли хозяина он не очень. Сейчас тем более. Животному требуется внимание и время, но Эйдан ничего из этого дать не способен. Он в Йеле, а отцы просто занятые люди. Взять кого-то и потом бросить, будет довольно эгоистично и безответственно с его стороны. А он не такой человек.

[indent] — У меня ещё не рассвело толком, — он задумчиво вертит в руке книгу, иногда открывая её и быстро пролистывая страницы. — Скоро буду собираться на пробежку.

[indent] По сути, ему особо не о чем рассказать. Нарисовал очередную картину? Ну да, он их почти каждый день рисует. Хоть что-то да чирикает. Даже если просто обычные наброски, скетчи, быстрые зарисовки. На любую тему. Это могут быть люди, животные, неведомые существа, куски архитектурных дизайнов или интерьеры, различные пейзажи, абстракции, стилизованные слова — всё, что взбредет ему в голову. Эйдан привык не ограничивать себя. Не думать, а просто брать и рисовать. Но в конкретный момент особо похвастаться ему нечем. Остальное довольно обыденно. Ни скучных вечеринок с динозаврами, ни ярких каких-то впечатлений.

[indent] Наверное, Эйдан не умеет жить в отрыве от своих увлечений. От своего творчества. От своего дара (или проклятия?) творца. Это то, что делает его самим собой. Таким, какой он есть. Увлечённым, крайне внимательным к деталям и невнимательным ко всему остальному, пожалуй, даже зацикленным на определённых темах. Возможно, из-за этого он выглядит каким-то узко и однобоко мыслящим. Ограниченным? Неинтересным. Но если вы ждёте полиглота, который будет одинаково хорош во всём и ни в чём конкретно, то это совершенно точно не к нему.

[indent] — Нет, сна ни в одном глазу. Да и я ждал, пока отзвонятся отцы после перелёта…

[indent] Эйдану очень хочется сказать: “и ты”— но он сдерживает в себе этот порыв, чтобы не казаться уж совсем маниакально-кринжовым или романтически настроенным дураком. Более того, ему кажется, что подобные фразочки выглядят, во-первых, неимоверно странно, во-вторых, как дешевый подкат с сайта знакомств от мамкиных пикаперов. А так, естественно, он ждал её звонок и старался не уснуть раньше времени. Они ведь договорились. А Эйдан не любит нарушать свои обещания. Но об этом мы никому не скажем. Об этом знать кому-то совсем не обязательно.

[indent] С другой стороны, Эйдан всячески старается показать, что она его никак и ничем не обременяет. Вот, у него тут дела, понимаешь, куча всего важного. Так что досидеть до утра — это вообще не вопрос. И ранний звонок тут как раз, идеально вписался. Но давайте начистоту, какой бы “совой” ты ни был, отдыхать всё равно необходимо, и в определённый момент, так или иначе, начинает клонить в сон. Однако подобные слабости показывать не принято. Особенно, девушке, которая тебе нравится.

[indent] И, кстати, о птичках.

[indent] — Ты хоть сама-то выспалась? — отложив книгу в сторону, Эйдан подтягивает к себе подушку и ложится поперёк кровати, лениво поворачиваясь на спину и закидывая одну руку под голову. — Услуги некроманта не понадобятся? А то у меня есть один знакомый. Берёт недорого.

+1

14

Biting Elbows – Heartache

[indent] Санни всё это в новинку – если так подумать, у неё особенно-то и не было времени болтать по телефону с мальчиками, бегать по свиданиям и радоваться всяким глупостям.  До последнего времени её жизнь была расписана по минутам – от конкурса до конкурса, от подъёма до отбоя, от пары до пары. Парадокс, но у Санни О`Ханниган, которая представляется большинству простых смертных праздной небожительницей, нет ни одной свободной минуты на приличествующее ей прожигание жизни. Но сейчас это время у неё есть. И даже больше – есть друзья, с которыми можно заниматься милыми глупостями, есть парень, которого, чем чёрт не шутит, можно пригласить на свидание. Может быть, даже про пиццу была вовсе не шутка…

[indent] Но вот в чём проблема. Всё это – для «нормальных», обычных людей. Каникулы закончатся, и ей придётся вернуться в реалии своего Дома Покрова. Там её ожидает большое будущее, потому что назначение на должность Хэ Сянгу дело фактически решённое. Где они найдут вторую девушку с такими талантами? Где они найдут вторую потомственную звёздную девочку? Кстати, вряд ли правящей верхушке Дома положены романтические отношения с кем-то пусть даже из своих. Даже если у них что-то и получится, то и ему никто спасибо за связь с девчонкой из дома лжецов не скажет. Нужно ли вообще всё это начинать, чтобы в итоге обречь их обоих на бесконечные проблемы?

[indent] Но вот в чём проблема, понимаете ли. Сложно думать обо всём этом когда сидишь на нагретой солнцем земле, гладишь собачку, дышишь морской прохладой и слушаешь голос, в котором есть и нотка неловкости, и трогательная доброта, и ещё что-то трудноопределимое. Йель далеко, а голос вроде как близко. Она ещё успеет побыть «той сукой из Манускрипта», успеет побыть важной и креативной Хэ Сянгу. А успеет ли она побыть Санни О`Ханниган – это большой вопрос.

[indent] – Не могу заставить себя бегать по утрам, я йогой занимаюсь, – отлично помогает с контролем гнева, кстати, Санни всем советует, – как вы это делаете?

[indent] Она прикрывает глаза, подставляя уже слегка загорелое лицо солнцу. У них совершенно не совпадают режимы. Санни привыкла оправдывать своё имя и встаёт очень рано, чаще всего почти с рассветом или даже незадолго до него. Эйдан в это время, очевидно, только задумывается над тем, чтобы лечь в постель.

[indent] В двух семьях, равных знатностью и славой,
[indent] В Вероне пышной разгорелся вновь
[indent] Вражды минувших дней раздор кровавый,
[indent] Заставив литься мирных граждан кровь.

[indent] Улыбнувшись своим мыслям, она почесала пёсика под бархатным на ощупь горлом и переложила трубку на другое плечо.

[indent] – Главное, что отзвонились. Я раньше тоже папе звонила, но сейчас уже запуталась в его расписании, – отец для неё не стал ни правильным родителем, ни врагом, ни другом, но если с матерью у Санни как-то вообще не заладилось, то Герберта она хоть как-то уважает. Может, со временем они смогут найти точки соприкосновения и поговорят если не как отец и дочь, то как деловые люди. Санни хотелось бы в это верить, потому что, положа руку на сердце, ей нужна семья. Хоть какая-нибудь.

[indent] – Нет конечно! – она хихикает, глядя как Пом-пом потешно пытается поймать пролетающую мимо бабочку, – приезжали мамины друзья со времён первого фильма, там ему двадцать лет скоро. Пока не вспомнили кто на чём тогда сидел, не хотели расходиться.

[indent] Старпёрская вечеринка, на самом-то деле, если не брать во внимание Ричарда Харрисона Третьего и его итальянского дружка-кретина. Мама не знает, что он вовсе не бисексуал, а стопроцентный гей. Впрочем, вести себя как девочка-подросток это ей не помешало.

[indent] – Может, на море досплю, – Санни жмёт плечами. Всё будет в порядке. Как и всегда. Никто ещё не развалился от одной, ну, может, парочки бессонных ночей. Уж точно не она. Санни нравится считать себя крепкой девочкой, хотя бы в плане здоровья, хотя у бывших наркоманок отменного здоровья не бывает. Но не будем о грустном, верно? Это мы всегда успеем.

[indent] – Слушай, у меня есть идея! – на самом деле, это не совсем идея, в лучшем случае – её ускользающий хвост, – нарисуй для меня что-нибудь. Мы с Тиной будем менять плакаты перед началом года, повешу на самом видном месте.

[indent] Дурочка, это не идея, это просьба. Люди не говорят «идея» когда им что-то нужно от других людей. Хочется хлопнуть себя ладонью по лбу, но вот беда – будет слышно.

[indent] – А с меня пицца. И кофе. И билеты в кино, но это по желанию.

+1

15

Daughtry — The Victim
[indent] Отцы не знают, что Эйдан нашёл письмо ещё на последнем году обучения в школе. То самое. Которое им отправила Рита за день до своей смерти. Он не сказал ни Стиву, ни Майклу, что прочел его и теперь в курсе всего. А в частности — затеи, которую она им предложила. И своей роли в ней. Было ли ему обидно? От того, что он — лишь винтик в чьём-то чётко сложенном плане. Ну, или был таковым в самом начале. Возможно, одну единственную первую секунду. По сути, ему не за что винить Риту или отцов. Не за что злиться на них. Эти люди дали ему в разы больше, чем его собственные биологические родители. Так что, он должен быть им благодарен за свою новую жизнь и за шанс выбраться из дерьма. Ведь если так подумать, что его могло ожидать с Финчами? Да ничего хорошего. Ни Йеля, ни Дома, ни магии. А только выброшенный в никуда потенциал. И, как вариант, через несколько лет отлетевшая далеко кукуха. Но, впрочем, от этого он и сейчас не застрахован.

[indent] Получается, если так рассуждать, то он тоже соучастник. Даже если сперва ни о чём и не подозревал. Теперь же он знает правду и не испытывает по этому поводу никаких сомнений или угрызений совести. Иногда от данной мысли ему становится как-то не по себе, но ощущение довольно быстро проходит, оставляя Эйдану только уверенность в собственном предназначении. И своих силах. А также в выбранном курсе. Если бы всё не сложилось так, как должно было, он бы не стал частью этой истории. Частью чего-то важного. Никакого Эйдана и не было бы вообще. Его бы просто не существовало. Так что, он должен хорошо понимать все нюансы. Все оттенки палитры. Он давно перестал быть Тайлером Финчем. А Зэйдена Аттеберри в отрыве от его непосредственной деятельности буквально нет и быть не может.

[indent] На самом деле, никто не взваливал на плечи Эйдана какую-то ответственность или Великую Цель. У него всегда имелся выбор. Или его иллюзия. Отцы никогда не давили. Ничего ему не навязывали. Они лишь рассказывали о своём Доме. Иногда очень много. Но Эйдан ведь далеко не дурачок. Можно было не ходить вокруг да около. Сразу понял, что его к чему-то готовят. Вытащить из родителей всю последующую необходимую ему информацию оказалось довольно несложно. Те до сих пор так и не научились различать, когда ими манипулируют. Хотя это и случалось нечасто. Эйдан человек не слишком способный к каким-либо сложным играм разума. Однако и абсолютно бесхитростным его не назовёшь. Несмотря на всю его прямолинейность, понять то, что у него на уме, не так уж легко.

[indent] И всё же даже Эйдану иногда хочется побыть не каким-то избранным мальчиком, судьба которого была во многом предопределена заранее, а простым парнем, таким, как миллионы других людей на Земле. Хочется самому писать свою историю. Делать свой выбор. Ошибаться и не думать о последствиях. Совершать всякие глупости. Общаться с интересными ему людьми. Иметь отношения. Весело болтать по телефону. Пока есть время. А время, как нам известно, быстротечно и неумолимо.

[indent] — Ну, бег помогает мне сосредоточиться только на дороге и держать голову пустой, — взгляд Эйдана размыто скользит по потолку, словно бы там есть что рассматривать кроме его чистоты.

[indent] У Санни перед глазами картины, явно, намного интереснее. А у него почти всегда — белый лист, на котором его воображение очень часто рождает что-то странное и непонятное. Так что, держать голову пустой порой ему жизненно необходимо. Не панацея, конечно, но временное лекарство. Главное, что оно работает. У всех же, как говорится, свои собственные демоны. И с ними справляться надо уметь. Пока они окончательно не сожрали твою душу. Ведь из их хозяина быстро можно превратиться в их раба.

[indent] — Мне кажется, папа мог бы тебе и сам позвонить, ему же своё расписание хорошо известно,— Эйдан знает, что от желания в мире зависит практически всё. Если человек тебе важен и нужен, то ты никогда не забудешь про него, не взирая на собственную занятость. По крайней мере, надолго. Хотя, кто б говорил, конечно. Не ему об этом рассуждать. Увлеченный Эйдан хуже любого из тысячи отцов, вышедших в магазин за хлебом и не вернувшихся домой уже никогда.

[indent] На самом деле, не всё так плохо и страшно. Но он легко теряет счёт времени, если чем-то занят. Стив и Майкл тоже на него довольно часто из-за этого раздражались, а потом им пришлось принять своего сына таким, какой он есть, и выработать к нему другой подход. Потому что Эйдан забывает не из-за того, что чего-то не хочет или ему наплевать. Но вряд ли у отца Санни похожая проблема. Да и, в любом случае, всегда существуют напоминания и уведомления на том же телефоне, где их можно хоть на каждую минуту своей жизни выставить.

[indent] — Да я могу и просто нарисовать, — Эйдану совершенно не хочется брать какую-то плату за свои “шедевры”, если его просят друзья (?). Ну, или люди, к которым он не безразличен и которые ему нравятся. Поскольку нет никакого смысла отрицать тот факт, что Санни ему весьма симпатична. Он не относится к тем, кто до последнего будет отрицать собственные чувства из-за того, что они какие-то неудобные или “неправильные”. — Скажи только примерно какой формат, размер. Тематика?

[indent] Честно говоря, он сомневается в том, что его художества должны висеть где-то на самом видном месте. Потому что они, так сказать, на любителя. Но эти сомнения, впрочем, никак не мешают ему заниматься стрит-артом или декорациями. Не мешают ему рисовать. Как, однако, интересно здесь всё устроено. Эйдан абсолютно уверен в себе, в своём таланте и в своих картинах, но не совсем уверен в том, что они заслуживают быть увиденными большим количеством народа. Да и вообще, хоть кем-то “непосвященным”. Впрочем, с этими противоречиями вполне успешно удаётся справляться.

+1

16

Florence + The Machine — Stand By Me

[indent] Санни постоянно забывает, что никто особенно-то ничего и не знает о её семье. Все думают, что Стэйси и Герберт О`Ханниган — идеальные родители. Они любят свою дефективную дочь, а мать так и вообще, фактически положила свою карьеру на алтарь то излечения, то побед, то ещё раз излечения дочери. Эйдан, скорее всего, считает, что у неё дома всё отлично, ну, как у всех — родители в разводе, папа умный, мама красивая. Санни постоянно забывает, что мир ничего не знает о её горе, внутреннем, а не внешнем. Мир — и Эйдан в том числе. Но он, вроде бы, не экстрасенс, а она ничего ему не рассказывала. Но слова об отце неприятно скребутся, тянут где-то в сердечке.

[indent] — Он не станет, у нас так не приятно, — уже давно нет никаких «у нас», их семья давно стала высохшими на солнце костями утонувшего великана из того страшно красивого рассказа, — надо дозваниваться. Да ничего, как-нибудь получится.

[indent] Санни легко думать об отце хорошо. Он-то не пичкал её успокоительным, не заставлял носить дурацкий барби-купальник. Забавно, как мало человеку нужно, чтобы считаться хорошим — достаточно просто находиться где-то далеко и не принимать участия в явных зверствах. Санни привыкла считать Стэйси монстром и во всём оправдывать Герберта. Мать ведь его околдовала, правильно? Его просто затянуло в воронку «Полной чаши», его судьбу тоже искалечило, как и судьбу дочери. Почему-то Санни никогда не ставила себя на место матери, от которой, в сущности, не так-то сильно отличается. Идти по головам ради Высшей Цели, да? О нет, это очень кривая дорожка рассуждений и вообще давайте вернёмся к приятным девичьим переживаниям.

[indent] Эйдан согласен что-нибудь для неё нарисовать, а она знать не знает что. У неё странные эстетические воззрения, и они совершенно точно не согласуются с тем, что любит делать человек по ту сторону эфира. Санни любит завитки и вензеля, любит цветы и что-то а-ля пятидесятые. Или вообще ар-нуво. Но нужно что-то придумать, нужно что-то решить.

[indent] Ответ, как всё гениальное, простой.

[indent] — А давай солнце, — ну серьёзно, она ничего умнее не родит, потому что Санни не то чтобы самый творческий человек, — на лист а три, как постер. Рассвет или закат. Вообще я бы позвала тебя разрисовать стены, но, боюсь, меня выселят.

[indent] Она смеётся, потому что это кажется ей забавным — не сам факт выселения, а отдельная жизнь в городе. Как она будет, без Тины и Дженни, без разговоров в столовой и весёлого (но иногда и мрачного донельзя) духа женского узкого мирка для них двоих? Санни любит комфорт, любит системность, она строит графики, вьёт гнёзда и крайне неохотно от всего этого отказывается. Такой себе барсучонок, которого пытаются вытащить из норы.

[indent] — Да не в этом дело, — Санни чешет за ушком устроившегося у неё на бедре Пом-Пома, — может, я хочу пригласить тебя в кино? Не отнимай у меня повод!

[indent] Легко говорить глупости, когда вас разделяет океан, куча часов лёту и толща юмора. Всегда можно будет перевести это в шутку, но шуткой это не является. Ей бы хотелось сходить с кем-то вроде... да нет, не с кем-то. Давайте по-честному. Ей бы хотелось сходить в кино с Эйданом Аттенберри.

[indent] Дома, ритуалы, регалии и прочая чушь настигнут их через пару месяцев. Да, у неё будут проблемы. Да, ему наверняка зададут целый ворох неудобных вопросов, и что теперь? Её мать перепахала кучу жизней ради популярности. Её отец сломал без счёта чужих карьер ради своей студии. Её лучшая подруга чуть не умерла ради чего-то вроде семейной чести. И Санни будет сидеть в сторонке, зная, что чувствует? Она всегда успеет сунуть голову в песок, на малодушие время найти не сложно, это с временем на храбрость у нас проблемы.

[indent] — Спасибо, что позвонил, тут на самом деле жуть как скучно, — даже по голосу слышно, что она улыбается. Если один раз себе что-то разрешаешь, дальше грешить куда легче. Нетрудно представить себе Еву, изгрызшую все райские яблочки, пока глас бога-отца не вынес им с Адамом все мозги. Колебалась она наверняка только с первым.

[indent] — К себе позвать не могу, у матери слабость к моим ровесникам, — это сказано немного зло, — но если это не учитывать, тут красиво. И не очень людно.

[indent] Он, наверное, думает, что Санни хорошо себя чувствует среди толпы народа. Это не так и никогда не было. Любое сборище напоминает ей либо гримёрку конкурса красоты, либо общую спальню в школе-монастыре. Каждый раз приходится себя перебарывать, потому что вечеринки и тот же театральный кружок — это статусно.

[indent] Санни берёт паузу, прикрывая глаза и просто слушая условную тишину. И так легко отчего-то, словно она все свои кандалы притворства оставила где-то внизу.

0


Вы здесь » Жизнь Леты » Фарнам Холл » [21.06.14] I know a crowd who only live after midnight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно